logo
 
?

самая большая казино в мире

Алмазы, которые хранятся в Гохране России, уникальны по своим природным качествам. Конечно, единицы и в Управлении "С" знают имена, — рассказывает Нарышкин. - В самом Управлении знают настоящие имена или имена, под которыми сотрудники работают, выполняя свое задание за границей.

По инициативе Министерства финансов, в ведении которого находится Гохран, по случаю юбилейной даты Управления "С" три этих драгоценных камня названы в честь легендарных разведчиков-нелегалов. А потому, что всего 57 килограммов весил после пыток разведчик-нелегал Алексей Михайлович Козлов, который раскрыл военную ядерную программу расистской ЮАР, но, будучи преданным, так ничего и не сказал тем, кто его пытал. Конечно, каждый имеет свой псевдоним: Юстас, Анри, Пьер…

Исключительный по своему образу драгоценный камень, состоящий из двух сросшихся алмазов. Этот алмаз назван в честь супружеской пары разведчиков-нелегалов. - Например, вы нажимаете кнопку и говорите: давайте-ка мы эту информацию перепроверим, давайте Пьера. Это делается в режиме личной встречи с тем или иным руководителем.

Он — ныне покойный Герой Советского Союза Геворк Вартанян, она — его жена Гоар.

И вошедший в народный фольклор классический вопрос герою Юрия Соломина: «Павел Андреевич, вы шпион»? - Насколько эта служба засекречена внутри Службы внешней разведки? Или вам тоже приходят одни донесения с условной подписью "Юстас"? - Безусловно, Управление "С" — наиболее засекреченное.

Он теперь носит имя здравствующего и поныне Алексея Николаевича Ботяна. Наш герой – один из таких разведчиков-нелегалов, только настоящий. Но пригодится нам и ещё один фильм про разведчиков — "Адъютант его превосходительства". - Картина почти закончена, а подписи до сих пор нет. В НАТО Cosmic — это гриф даже выше, чем "Совершенно секретно".

Здесь нам точно не обойтись без "Семнадцати мгновений весны". Так же, как в "Семнадцати мгновениях весны", помните, когда 23 февраля Штирлиц мог позволить себе в камине зажарить картошечку и потихоньку про себя спеть песню". Ты должен быть там, идти по этому пути, к этому документу с грифом Cosmic, — вспоминает разведчик. Из своего кабинета Нарышкин действительно может позвонить в резидентуры, но в легальные, те, что "под крышами" посольств. Вместе с Павлом Андреевичем идём учиться тому, как сигнализировать о необходимости сеанса связи.

28 июня разведчикам-нелегалам будут вручены госнаграды, включая Звезду Героя. Что мы можем рассказать об этом разведчике-нелегале? Так же, как любой подвижник, он приносит на алтарь Отечества всё, жертвует всем. Бывает такая ностальгия, такая тоска, так тяжело бывает на душе, и вот ты один совершенно и далеко-далеко от родины.

Но есть, конечно, и такие имена, которые пока никакому алмазу открыто не присвоишь, те имена, которые пока проходят только по закрытым указам. Ни я не Юра, ни он, скорее всего, не "Павел Андреевич". И здесь же он добавляет про всех разведчиков: "Нелегал — это не профессия, это подвижничество. Однако на этой истории заработали американские кинематографисты, которые сняли сериал "Американцы".

Но мама переживает разлуку гораздо острее", — отметил Павел Андреевич. Это и есть самая большая награда, которую я заработал. - Они в основном семейными парами выезжают или как? Суд разрешил их обмен, но при условии, что они не будут зарабатывать на мемуарах. И потом эту избранницу вызывают куда надо, говорят: не хотели бы вы?

- Если хотите, мы можем говорить на английском, но зачем? "Владение двумя языками, с чего мы начали (французским, английским) — это базовые. Женщине приходится оставлять часто детей здесь, пусть это будет бабушка, пусть родители мужа или жены ухаживают за остающимся здесь ребенком. Я его как-то спросил: Сан Саныч, вы столько проработали, а здесь вот теперь вместе со мной, это как, нормально? Он говорит: "А я и мог занимать другую позицию, мне центр предлагал это сделать, но я не захотел, потому что считаю наградой для себя то, что мне Родина доверила выполнять такую функцию, которую, кроме меня, никто не может выполнить. "Есть гуманитарии, технари, инженеры авиационной промышленности, инженеры-физики, химики", — рассказывает Павел Андреевич. Тогда в результате предательства в Америке арестовали целую группу российских нелегалов, в том числе семейных. - Но ты должен выбрать любовь из числа тех, с кем учишься? Идешь к начальству и говоришь: "Вот моя избранница".

Но ещё впервые в истории – кабинет руководителя Службы внешней разведки России. - Есть объекты в Москве, вокруг Москвы, но самое большое хозяйство здесь, — рассказывает Сергей Нарышкин. Это уже после войны, которая тем более доказала: нелегальной разведке быть. Пришлось выучить немножко испанский, итальянский и китайский язык. "Какие мама мне песенки пела на ночь, какие стишки я учил в школе", — вспоминает Павел Андреевич. "Женщинам-нелегалам я бы вообще при жизни ставил памятники. И, вернувшись, он работал со мной, начинающим сотрудником органов безопасности, начинающим сотрудником разведки.